Главная > Библиотека > Проскуряков С.А. > Статьи > Всё ли известно о «Языке Русском», или родное зычание Наша!

Всё ли известно о «Языке Русском», или родное зычание Наша!

Автор: Проскуряков С.А. 567


Скачать— в PDF (732.48 Кб.)

Зычу - произношу. Из словаря зычения. Применяется
Системой при энерго-информационном сопровождении.
НИИ Центр Упреждающих Стратегий.

Русский язык был разработан за 257 лет до рождения
А.С. Пушкина (кстати, и английский тоже), и с этого
времени частотный баланс живой Клетки и костных
резонаторов был изменён под новые структуры.
Ф.Д. Шкруднев.

Как может показаться поверхностному взгляду, затуманенному «лингвистическим многоязычным ложным напылением», о русском языке известно практически всё - когда и как формировался (IX век, письменность Кирилла и Мефодия), сколько людей на нём говорит (восьмой в мире по численности владеющих как родным), сколько словарных единиц содержит (131 000 слов).

С количеством слов, правда, не всё до конца ясно даже лингвистам, поскольку в классических видах словарей фиксируются различные данные.

В частности, самый авторитетный из современных словарей "Словарь современного русского литературного языка" содержит 131 257 слов, но, судя по названию, это ведь только слова литературного, так сказать нормированного языка. В то время как русский язык общенародный имеет огромное богатство диалектных слов, бытующих на различных территориях проживания коренных народов России.

Очень популярен толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля, составленный ещё в 19 веке, и отражающий богатство как раз лексики диалектной. Всего в нём содержится более 200 тысяч словарных единиц. При этом существуют и современные словари русских диалектов, выпущенные в той или иной местности, например, русские говоры Приамурья, диалекты Сибири, русские говоры Карелии и т.д.

Однако в рамках многотысячного лексического многообразия нашего национального языка, точный объём которого так пока и не определён, любопытно посмотреть среднее количество слов, используемых одним человеком. И здесь, как нам сообщают лингвисты, похвалиться особо нечем, для среднестатистического «простого смертного» с высшим образованием объём личного активного словаря оценивается от 5 000 до 10 000 слов. 

Понятно, что в этой области нельзя обойтись без исключений и первым в этом списке стоит, естественно, А.С. Пушкин. "Словарь языка Пушкина" (4 тома. М., 1956-1961) содержит, якобы, непревзойденный пока личный объём - приблизительно 24 тысячи слов. Но и здесь мнение официальной лингвистики кардинально расходится с позицией некоторых инициативных исследователей, проанализировавших его произведения и доказывающих, что словарь А.С. Пушкина в пять раз больше, составляет 101 105 уникальных слов при общем количестве слов в проанализированных текстах 900 313. [1]. 

Как бы то ни было, но популярная до сих пор цитата из стихотворения в прозе Ивана Сергеевича Тургенева «О, великий, могучий, ... русский язык!» общеизвестна и никем не оспаривается. Даже Чубайс говорит о том, что русский интернет третий в мире просто благодаря русскому языку, после английского и китайского.

Но всё-таки, что же такое «слово»? О важности данного понятия догадывались уже давно: «В начале было слово и слово было у бога и слово было бог», - говорит евангелист Иоанн в начале своего «Благовествования».

Это нам сейчас попустило узнать из материалов теории «Основы Формирования Человечества», что таково было проявление Идеологии Концептуальной власти, когда «Сакрально», т.е. с подачи Системой Управления Эбров в Евангелие было отмечено: «В начале было Слово ...».

А вот в своём десятитомном исследовании «Христос» Николай Александрович Морозов целый том «Бог и Слово» посвятил научному изучению сравнительной лингвистики и науки о звуках человеческой речи, чтобы, среди множества гениальных открытий, приблизиться, в том числе, и к пониманию слова «еврей» (Эври), что в переводе значит «переселенец, эмигрант», а потому и «еврейский язык» (собственное название Эбри) значит «переселенческий язык, язык эмигрантов».

«Древние считали слова особыми газообразными существами, мимолетными духами, вылетающими из уст мыслящего человека, влетающими затем - через уши - в души окружающих их живых существ и воспроизводящими в них образы и идеи, роящиеся в «душе говорящего». И этим невидимым существам приписывалась, кроме того, и творческая сила». [2].  

Вероятно, именно поэтому последователи Иоанна и его продолжатели ещё прибавили, будто это же «слово», произнесённое богом-отцом, войдя в Палестине через ухо в душу прекрасной еврейской девушки Марии, получило там часть её тела и, неожиданно для окружающих, вышло из неё как «богочеловек», якобы для того, чтобы освободить людей от их «первородного греха», т.е. от старых заблуждений, сделавшись провозвестником истины.

Вот такое вот непорочное зачатие «словом».

Однако в нынешнем языкознании вопрос о словах не так прост, как может показаться, до сих пор нет ясного, точного и исчерпывающего определения что такое «слово», видимо по причине чрезвычайной сложности всего явления, каковым и является язык.

Например, по мнению Валерия Алексеевича Чудинова только в русском языке слово «бог» имеет точную вибрационную суть.

«Самый сильный звук, который произносит человек, это звук «б», самая сильная волна. А «о» - объединяющий звук. Звук «г» границу ставит. Вот вам «бог».

Сравним с английским языком - God; All-father; Godhead, Most High.

Или самый простой пример: бог, божий, божественный - это три слова или разновидности одного?

Так что, по мнению некоторых лингвистов, сосчитать абсолютно все слова общенародного современного русского языка никто не может - ни ученые, ни самый мощный компьютер. Потому-то некоторые языковеды и приходят к выводу, что язык в количественном отношении неисчислим.

Ну а в качественном отношении!?

Здесь можно вспомнить русский текст Третьего Обращения к Человечеству:

«Насколько мы можем судить, любой научный или юридический закон, смысл любого открытия или изобретения, сущность любой важной мысли могут быть выражены любой фразой, состоящей из ста слов из словаря в 50.000 слов, включающего математические и другие условные обозначения. Общее количество возможных фраз такого словаря представляется весьма скромной величиной, равной 100.

Если же оставить только фразы, имеющие только диагностическую сущность, т.е. определяющие смысл, то их число сокращается до 50. Если же теперь отбросить фразы, в которых слова грамматически правильно связаны, но содержание их не имеет даже видимости смысла, то число осмысленных фраз сократится до 25. На самом же деле, отсев ложных от истинных утверждений, по самым завышенным оценкам, даёт список всего из не более 3-10 утверждений, которые могут быть высказаны вами и соответствовали бы реальности». [3].  

Такова оценка Коалиционного Отряда Наблюдателей (К.О.Н.) сообщества людей, как потенциально разумной расы, сделанная 90 лет назад, но там же кратко упоминается о том, что ограниченность мышления не могла быть у нас врождённой.

Однако в сегодняшний момент Переходного Периода Фёдор Дмитриевич Шкруднев предлагает иное определение: «Слово - можно считать высшей формой Сознания Человека и особенно Человека, который говорит на русском языке. Пока ещё мы осмысливаем весь мир посредством слов (не умея по-другому), формулируя для самих себя словами не только МЫСЛИ, но ДАЖЕ ЧУВСТВА. И если нам не хватает умения сказать себе что-то, мы перестаём ПОНИМАТЬ собственное Я. Сейчас этим языком говорит СУЗ... Просто сегодня слова несут МАКСИМУМ синергетики по уложенной в них значимости (именно уложенной), по уложенной в них информации». [4].  

Удивительно, но факт, о взаимосвязи языка, сознания и головного мозга, анатомии; об умственной эволюции человечества писал практически 100 лет назад и Николай Александрович Морозов:

«Могучий язык будущего пробудит к новой, неизмеримо высшей жизни сознание грядущих поколений, и жалкими тогда покажемся мы им со своими современными сумбурными и хаотическими терминологиями и номенклатурами. Но даже и в те счастливые дни грядущий исследователь прошлого, открыв какую-нибудь полусгнившую от времени каббалистическую книгу, увидит в ней, что ещё задолго до осуществления великого дела народов жили на свете люди, которые мечтали о предстоящем ясном дне всеобщего сознания в потемках глухого средневековья ...

Одно из величайших затруднений при рациональном естественно-научном способе изучения памятников древней человеческой жизни, особенно же относящихся к умственной эволюции человечества, - заключающейся в развитии его мифологии, религии, географических, исторических и естественно-научных представлений, - состоит в необходимости собственных предварительных и разносторонних сведений: в области важнейших отраслей современной и прошлой науки. В особенности же тут необходимо звание индивидуальной и массовой психологии, астрономии и астрологии, химии и алхимии, физики и магии, географии и геологии, анатомии и физиологии, механики и материальной культуры, сравнительной лингвистики и совершенно ещё новой, родственной с нею науки - общенародной антропофоники, ...». [5].  

Антропофоника (греч., от anthropos - человек, и phone - звук). Физиология звуков человеческой речи. Антропофоника, как часть науки о звуках (или фонетики), занимается научным изучением способа возникновения преходящих фонационных явлений, или физиолого-акустических явлений языка, а также взаимных связей между этими явлениями.

Антропофоника создаёт базу для психофонетики (вторая часть фонетики), но только опосредованно принадлежит к собственно языкознанию, основанному целиком на психологии. Психофонетика же - собственно лингвистическая дисциплина, изучающая фонационные представления в человеческой психике...

Впоследствии в структурной лингвистике антропофонику стали называть фонетикой.

К сожалению, нынешняя традиционная наука продолжает опираться на известные вменённые постулаты, «о чем так уверенно рассуждал и убеждал весь блаженный мир г-н Дарвин, рассуждая относительно «истории происхождения» людей и всех последующих состояний их «родственников» в этой наивной истории о их развитии» (Б.В. Маков)

Поэтому в рамках первого приближения к самостоятельному пониманию основ формирования языков попытаемся последовать рекомендациям Александра Михайловича Хатыбова и рассмотреть что-же такое "Морозовский квадрат".

Сам Николай Александрович, разработавший этот метод, называл его методом звуковых квадратов и таковых квадратов у него было много.

В зависимости от того, в каком месте полости рта создается шумящая щель, типические ротовые согласные разделяются, как известно из учебников, на губные, язычно-зубные, язычно-десновые, язычно-нёбные, язычно-глоточные и гортанные.

Например, губной фонематический квадрат.

Ведь это один тот же губной шум Ф-Ф-Ф, произносимый на четыре разные лада!

Первое произношение ф у этого губного звука есть шепотное, потому что оно не изменяется и в шепотной речи, хотя бы этот шепот был «на целый театр», как делают актеры. Это - длительное произношение, потому что его вы можете тянуть сколько угодно. Второе произношение В есть тоже длительное, но оно уже гулкое, потому что здесь к ф еще присоединен резонанс горла, как вы сами легко убедитесь, приложив к нему палец: при произношении ф-ф-ф горло спокойно, а при в-в-в оно ясно вибрирует. А как только вы начинаете говорить в-в-в- шепотом, т.е. без призвука горла, так оно и обратится в ф-ф-ф.

Таковы свойства верхней длительной стороны губного квадрата, а в нижней стороне вы видите их взрывные аналоги: П - есть взрывное Ф, а Б есть взрывное В, потому что они отличаются от первых только тем, что звук у П и Б прорывает для своего выхода сомкнутые губы, а при Ф и В губы сами слегка приоткрываются сначала. 3начит П есть шепотное взрывное Ф, и Б есть гулкое взрывное В; звук первых, длительных, вариаций подобен звуку струны у скрипки, когда по ней ведут смычком, а звук вторых подобен звуку той же струны, если ущипнуть её.

Аналогично губному квадрату, мы имеем в русском языке полностью и задне-нёбный (глоточный) фонематический квадрат. [6].

Гулкое произношение мы делаем только при выдыхании, а шепотное может быть сделано и при вдыхании.

Даже название этой третьей главы многозначительно - «Бессилие наших обычных алфавитов для естественной классификации звуков речи и необходимость систематического алфавита». И оно само по себе свидетельствует об умозаключениях автора, обоснованных очень детально и доступно, поэтому любой читатель сам увидит насколько разнообразны всевозможные вариации для звуков человеческой речи, которые можно изобразить в печати.

А вот выводы, сделанные Морозовым Н.А. в начале ХХ века, не просто удивительны, но гениально прозорливы, причём не только для своего времени, но и для уровня понимания современной традиционной лингвистики, например: «Современная упряжь сравнительной лингвистики, т.е. различные варианты современных наших азбук, малопригодна для общечеловеческих исследований, потому что эти варианты придуманы совершенно случайно, - каждая система лишь для данного языка, а не для всего человечества сразу, какой должна быть действительно научная система».

Для сравнения вспомним информацию из книги Фёдора Дмитриевича Шкруднева, Глава 5.2. «Анатомия, атласы, язык и подход» о времени появления русской азбуки на Земле и о роли спутника Титан - Система знаний на период выполнения Программы.

«На второй день после потопа на Землю со спутника Титан стала поступать новая азбука, которая должна была стать основой всех последующих команд и средством общения инопланетян с местным населением Земли. Учитывая, что приёмопередающий комплекс находится в Эфиопии, там потопа не было. Это зафиксировано в отсутствии каких-либо описаний потопа в этом регионе (почему-то никто, ни изторики, ни служители культа на это не обратили внимания). Учитывая эффект рассеивания сигналов, а также высокую чувствительность местных жителей к восприятию всего нового, произошла утечка информации, и после мутации с местными наречиями, с использованием придыхательных звуков (h, u, I, m и др.), структура азбуки стала понятной, и, согласно последующим исследованиям известного автора Баркова, стала доступной.

Распространение азбуки ШЛО ДОСТАТОЧНО БЫСТРО, стали появляться её различные мутации - языки стали называться испанским (главное имя - Хосе (лошадь)), английским, где вся табуизированная лексика построена на слове «лошадь», и т.д. Но если бы англичанин приехал на Русь и спросил бы встречного: «hui is?», то получил бы по физиономии. Потому-то, учитывая высокий уровень культуры на Руси, здесь новая азбука и не прижилась. До 1552 года новая азбука для Руси была законсервирована, но сразу после включения 500-летней программы всё население Руси получило новые матрицы, в которых находился и курс «Русского языка». Первым этот курс освоил А.С. Пушкин при полной поддержке первоисточника (и родословной). Главным здесь были родословная и фамилия - будь она Саблин, Штыков, Шпагин, - известность автора была бы не меньшей.

В чём особенность построения именно русского языка, или языка, предназначенного для последующего использования в качестве средства общения с высшей цивилизацией? Никакой другой язык не в состоянии описать музыкальный ряд башни Шухова, предназначенной для выхода объектов (НЛО) на работу. 33 опоры башни согласуются с 33 богатырями у Пушкина, 33 года (тактовый интервал по Метону). 33 буквы (даже после сокращения с 49 букв изначально до 33) алфавита Русского языка позволяют произвести описание любой новой структуры и иметь анализ любой кодовой последовательности. Почти 200 лет новая азбука проходила адаптацию в среде высокой культуры и получила достойное продолжение - на Пасху 2007 года единственным языком общения с Высшим разумом СТАЛ РУССКИЙ ЯЗЫК». [7].  

Продолжение следует ...

 

Литература.

[1]. Публикация в интернете. Словарный запас Пушкина... https://www.stihi.ru/2010/03/24/1825

[2]. Морозов Н.А. Христос. Третья книга. Бог и Слово. Глава 2. Музыка речи. Человеческое слово в естественно-научном освещении. Государственное издательство Москва. 1927 год. Ленинград. КРАФТ+ЛЕАН Москва 1998. Стр. 41.  

[3]. Левашов Н.В. Левашов Н.В. Последнее обращение к Человечеству.

[4]. Шкруднев Ф.Д. «СветЛый Веник» Н. Левашова в «Банном Деле» А. Хатыбова и Трудовая Лопата (2-я редакция). Книга 4. Физика реалий (дополняя принимаем мозаику реальности). Введение.

https://shkrudnev.com/index.php/svetlyj-venik-n-levashova-v-bannom-dele-a-khatybova-i-trudovaya-lopata-2-ya-redaktsiya/kniga-4-fizika-realij-dopolnyaya-prinimaem-mozaiku-realnosti/vvedenie

[5]. Морозов Н.А. Христос. Третья книга. Бог и Слово. Глава 2. Музыка речи. Человеческое слово в естественно-научном освещении. Государственное издательство Москва. 1927 год. Ленинград. КРАФТ+ЛЕАН Москва 1998. Стр. 38.

[6]. Морозов Н.А. Христос. Третья книга. Бог и Слово. Глава 3. Фонемы. Бессилие наших обычных алфавитов для естественной классификации звуков речи и необходимость систематического алфавита. Государственное издательство Москва. 1927 год. Ленинград. КРАФТ+ЛЕАН Москва 1998. Стр. 82.

[7]. Шкруднев Ф.Д. «СветЛый Веник» Н. Левашова в «Банном Деле» А. Хатыбова и Трудовая Лопата (2-я редакция). Книга 3. Клетка и здоровье (причины здоровья в живой клетке). 5.2. Анатомия, атласы, язык и подход. https://shkrudnev.com/index.php/svetlyj-venik-n-levashova-v-bannom-dele-a-khatybova-i-trudovaya-lopata-2-ya-redaktsiya/kniga-3-kletka-i-zdorove-prichiny-zdorovya-v-zhivoj-kletke/glava-5-za-zdorove-pyut-lekarstva#anatomiya_atlas

Запись пятиминутки в группе «Институт Командоров» 27 января 2019 года.

https://yadi.sk/d/yErdPg8CMrzHNQ

 

Сергей Проскуряков.
Владивосток. Январь 2019г.

<< Все статьи автора

В библиотеке доступно по данному автору: